Загрузить
Загрузить

Загрузить руководства, технические описания, программное обеспечение и т. д.:

ТИП ЗАГРУЗКИ
МОДЕЛЬ ИЛИ КЛЮЧЕВОЕ СЛОВО

Read Sudipto's Story

emea_photo_retouch_1

Я рос в маленьком индийском городке и всегда знал, что стану инженером. Так же, как вы болеете за какую-то спортивную команду: вы не раздумываете, вы просто знаете.

Наверно, это передалось мне от отца, который был инженером-химиком. Так что мне было за кем идти, и отец всегда указывал мне дорогу! Он говорил: “Вот школа, куда ты пойдёшь, вот степень, которую ты получишь, вот компания, где ты будешь работать“.

И, к счастью, я всё это отлично понимал. Мне нравилась математика, физика, логический анализ. Мне нравилось объединять эти дисциплины и творить с их помощью. Хотя, должен признать, что порой меня надо было подгонять.


‘Оглядываясь назад, я не могу точно сказать, что сделало меня инженером – любовь к математике или воля моего отца. Наверно, и то, и другое.’


В пятнадцать лет я решил разобрать брелок для ключей. У него было шесть кнопок, каждой из которых соответствовал свой звук. Больше всего мне и моим друзьям нравился, конечно, звук сирены скорой помощи (наверно, самый противный из шести). Мы поджидали, когда в классе настанет тишина, и включали сирену. Это была наша любимая шутка.

В общем, нам нравился этот звук, но была одна проблема: он был недостаточно громким. Это, конечно, немного раздражало, ведь мы мечтали достичь максимального эффекта. Так чтоб аж стёкла звенели.

И тогда я начал паять. Я переделал схему питания, так чтобы она работала не от батарейки, а от сети. Я изменил напряжение, перепаял провода, нажал на кнопку и – вуаля, всё рвануло прямо мне в лицо. Может, это была карма.

После этого было ещё несколько взрывов, и я решил, что безопасней заняться микроэлектроникой. Впрочем, взрывы продолжались и потенциальный риск оставался, хотя устроить пожар в этой области довольно сложно. Наверно, это неплохо, учитывая мои прошлые достижения.

Почти у каждого инженера есть история о том, как он что-то взорвал. Это вполне возможно, когда пытаешься создать что-то новое. И это искусство – создавать что-то новое – всегда привлекало меня в профессии инженера. Вам приходится объединять воистину строгие дисциплины (логический анализ, математику и физику) с искусством решения проблем, и решать куда более сложные задачи, чем «этот противный звук недостаточно противен».

Наверно, поэтому я восхищаюсь Илоном Маском. Он тоже решает проблемы, но проблемы завтрашние – такие, как космические путешествия. И, если честно, мне кажется, что здесь в Tektronix мы идём тем же путём: взгляните хотя бы на наши достижения в автомобильной силовой электронике. Именно этим я и занимаюсь, и мы уже планируем отрыв, причём не на семь лет, а на целых семьдесят.

Так что мы тоже решаем завтрашние проблемы (а взрывы устраиваем очень редко).